Годы:

Смешные истории:

ЗЛОБОДНЕВНАЯ ТЕМА

Андрей НИКОЛЬСКИЙ

 

Вот, говорят, фельетонист, фельетонист… Дескать, хлебом его не корми, только дай сочинить что-нибудь отрицательное про своих ближних.

Отчасти, может, это и верно. Но только ведь фельетона-
сты — тоже люди. И порой ужасно надоедает изображать не- гативные стороны жизни. Хочется хоть раз написать о чем- нибудь хорошем, о том, скажем, как растет наше благосостояние. Поскольку это всегда злободневная тема.

Нынче с утра у меня как раз было такое настроение.

А тут, на счастье, приносят в редакцию письмо.

Вообще-то писем нам приносят горы. И все негодующего плана. Там, глядишь, света нет, там воды нет, там крыша прохудилась.

И это письмо такого же плана. Но с рациональным зерном. И как прочитал его, даже разволновался.

А пишут с юга супруги Жупахины. Они несколько лет назад поженились, но не обзавелись обручальными кольцами. Может, тогда колец не было, а может, они от великой радости прошляпили эту деталь. Я не знаю. А скорей всего денег у них не было. Это чаще всего случается. Тем более свадьба, гости и все такое.

Надумали сейчас купить — ан дудки. Кольца продаются только по справкам из загса.

И молодые люди спрашивают: что ж, дескать, дорогой Крокодил, нам делать? Не следует ли регистрироваться еще раз?

Такой вот подкожный вопросец они задают. Я-то лично думаю, что этот вопросец сама Жупахина придумала. Не иначе. Муж, он бы поставил вопрос прямо: «до каких пор?», скажем, или «за что проливали кровь свою?». А тут уж очень, понимаете, яда много.

Но не в этом суть. Прочитал я это письмо раз, прочитал два, и прямо глаза разгорелись. Ну разве ж это, думаю, фельетон? Это ж, думаю, великолепный положительный материал, который будит целый ураган мыслей.

Вот, скажем, бросим мы ради интереса ретроспективный взгляд в очень недавнее прошлое. Года четыре назад этой же самой авторучкой писал я обзор писем трудящихся о том, что в продаже нет носков. Действительно, была такая черная полоса в нашей жизни. И я, между прочим, на этой странной беде своих сограждан честно заработал какой-то мизерный гонорар. Такая уж у меня специальность.

А три года назад стали поступать письма, что нигде бритв не найдешь. Куда они подевались — никто, ясное дело, не знал. К этому же периоду можно отнести поток писем о том, что в магазине нет зубных щеток. Потом авторучек. Потом фотобумаги. Еще чего-то.

И все это были такие житейские мелочи, что о них даже противно было писать. И я на нервной почве нажил из-за этих фельетонов астму, стенокардию, тик в правом глазу и опять же мелкий гонорар с вычетом бездетного налога.

И вот, дорогие товарищи, поступают письма, что нет золотых колец. Вы только вдумайтесь, граждане, нет золотых колец! И это всего через каких-нибудь четыре года.

Ну, а давайте бросим робкий взгляд в будущее. Глядишь, лет эдак через пяток начнут жаловаться, что нет бриллиантов. Или жемчуга покажутся мелковаты. А о бритвах, глядишь, и разговоров не будет? Какая же это будет распрекрасная жизнь!

Вот такие светлые мысли пробудило у меня это в общем- то рядовое письмо. И мне захотелось в кои-то веки написать положительный материал. Что я в кои-то веки и сделал.