Годы:

Смешные истории:

СУХУМСКИЕ ФОНТАНЫ

Ясон ГЕРСАМИЯ

 

Это неважно, как называется контора, верьте слову. Я специально приехал в Сухуми. Мне следовало получить в неупомянутой конторе справку, подтверждающую, что я — это я. По-моему, большинство справок только для этого и нужно. Не так ли?

В конторе было тихо и прохладно, как будто и не было на свете знойной сухумской жары и неумолчного шума на улицах. Согласитесь, это приятно. Меня встретил сотрудник такой любезной улыбкой, какая достается на долю разве только именитого родственника. Я человек пожилой, робкий, и вежливость иногда доставляет мне удовольствие.

Добрый, теплый взгляд этого сотрудника словно бы говорил: «Дорогой, ну проси что хочешь, все сделаю».

Я не остался в долгу и нежным голосом сказал:

—- Могу ли я, дорогой мой, видеть самого директора?

— Не можешь, уважаемый, его нет.

— А заместителя товарища директора?

— Тоже нет. Кроме меня, никого в конторе нет.

— Послушай, сейчас половина одиннадцатого. Неужели еще никто не приходил на работу?

— Почему не приходил? — обидчиво сказал сотрудник.— Пришли и ушли. Все ушли.

— Не скажешь ли, куда?

Сотрудник так скорбно посмотрел на меня, что мне захотелось его утешить.

— Садись, пожалуйста,— сказал он.— Будешь моим гостем. Раздели мое одиночество. Будем пить чай самого лучшего сорта, самый ароматный.

Я сел. Стал пить чай. Самого лучшего сорта. Самый ароматный.

— И все-таки,— осторожно спросил я,— куда ушли все сотрудники и начальство? Если это не секрет, конечно.

— На похороны. Умерла тетя директора. Хорошая женщина. Очень добрая женщина.

— Это ужасно. Терять хорошую, добрую тетю так неприятно! — посочувствовал я.— Но все-таки почему ушла вся контора?

— Из уважения к директору.

— Ага. У вас очень отзывчивые сотрудники. Но, надеюсь, после похорон они зайдут в контору?

— Нет, дорогой мой, не зайдут. Вся контора будет сопровождать директора на поминки.

— Понимаю. Сотрудники очень уважают вашего директора?

— Уважают? — вскричал сотрудник.— Обожают! — И просветленно улыбнулся, словно раннее солнце, выглянувшее из- за вершины горы.

Я поблагодарил за чай и пошел к морю, чтобы как-то успокоиться. Меня не на шутку тронула столь горячая и единодушная любовь сотрудников конторы к директору и его усопшей тете.

На другое утро я снова пил чай. Ароматный. Лучшего сорта. Конечно, в компании любезного сотрудника, или — как он мне по-приятельски назвал свою должность — первого заместителя заведующего хозяйством.

— Ах, ах, опять тебе не повезло,— сказал он в перерыве между двумя глотками.— Директор и сотрудники поехали в больницу навестить больную жену вышестоящего начальника.

Я опять задал наивный вопрос:

— Но почему ушли все сразу?

— Ради экономии средств. Для сотрудников заказали автобус, а он как раз вмещает всю контору.

Я поблагодарил за конторский чай и пошел к фонтанам у театра. Говорят, они успокаивают лучше, чем морские волны.

На третий день я приступил к делу сразу.

— Говори, дорогой, без чаепития, куда контора уехала сегодня?

— На свадьбу,— очень охотно отвечал заместитель завхоза.— На свадьбу нашей секретарши.

Ну что тут скажешь? Девушка выходит замуж, дело житейское… Я сел пить чай. Самого лучшего сорта. Ароматный. Мой друг между тем не спеша рассказывал свою биографию.

— Послушай, дорогой,— прервал я его как раз на том месте, когда он начал ходить в школу.— Бывают такие дни, когда ваша контора работает?

— Конечно, бывают… В тех случаях, когда никто из родственников директора не болеет, не умирает, не женится, не справляет новоселье, день рождения ребенка, свадьбу или десятилетие со дня смерти предка. Наш директор уважает обычаи. А сотрудники обожают директора.

Я почувствовал, что пора бежать к фонтанам. «Пофонта- нившись», спешно вернулся в контору, чтобы использовать антинервную зарядку.

— Дорогой, поведи меня, пожалуйста, на свадьбу вашей секретарши. Может быть, я уговорю директора выдать мне справку,— попросил я.

— Я бы, уважаемый, с удовольствием поехал с тобой, ио у нас кончились лимиты на транспорт.

— А это далеко?

— Да. Придется взять такси.

Первый зам. завхоза пригнал за мой счет такси и деловито погрузил в него пишущую машинку, папку с бумагой и копиркой.

Справку напечатала сама невеста, директор подписал и поставил печать. Я вернулся домой веселый и хмельной: вы сами понимаете, жених и невеста долго не отпускали меня. Эта контора умела кутить.

Когда я положил проклятую справку на стол моего начальника, он изумился:

— Какая справка? Ах да, помню, помню. Но, дорогой, ты ужасно опоздал.

В нашем городе нет спасительных фонтанов, поэтому я закричал:

— Какого черта вы гоняете меня за справкой о том, что я — это я?!. Я три дня подряд пил конторский фонтан, заря
жался чаем, танцевал на свадьбе с пишущей машинкой, целовался с первым заместителем завхоза…

Начальник с беспокойством посмотрел на меня.

— Голубчик, не надо… Вы расстроены. Вам надо подлечить нервы. Сходите-ка лучше к психиатру… Пусть он выдаст вам справку о состоянии вашего здоровья.

Я вновь поехал в Сухуми и явился к психиатру. В приемной было прохладно и тихо. Оказывается, врач поехал на вокзал встречать гостей. Будут праздновать повышение по службе его брата.

Я помчался к фонтанам. Незаменимая вещь, скажу я вам!