Годы:

Смешные истории:

РАЙОННЫЙ УХАЖЕР

Петрусь БРОВКА

 

Вот быль. В ней говорится Про жоха одного. Слышь,

девушка-сестрица, Остерегись его!

Порхает, словно птичка,

В делах сердечных скор Евлампий Черевичка, Районный ухажер.

Всегда к романам

склонный, Одет он — просто шик…

На базе на районной Он главный кладовщик. Хоть невысок, но в теле. Усы — «держи фасон».

С брезентовым портфелем По чайным ездит он. Опробует все вина —

И, смотришь, вечерком С очередной дивчиной Садится под дубком. Ручьем слезу пуская, Дудит в одну дуду:

— Ты лишь одна такая! Другой я не найду!

Ей лестно, ей все ясно:

Ну чем он не жених? Она… уже согласна. Полно дурех таких! Решают сами, с пыла,

Что им отец и мать!

А он? Ему б лишь было Местечко, где поспать. Знай, сыплет излиянья: Навек, мол! Не шутя!.. Но вот прошло гулянье. Рождается дитя.

У папы грусть во взоре, Он злится: «Вот беда!.> Дает он тягу вскоре Неведомо куда.

О чувства кавалера!

Вам тесен круг семьи.

И брошенная Вера Рвет волосы свои.

Ее дитя без папы.

То в плач она, то в крик, А он уж к ручкам Капы, Страдающий, приник. Ручьем слезу пуская, Дудит в одну дуду:

— Ты лишь одна такая! Другой я не найду!

Она с ним не сурова:

Ну чем он не жених?

Она на все готова.

Полно дурех таких!

Его объятья жарки,

Он стелется травой И думает о чарке,

Перинке пуховой…

Он входит б дом с

букетом, Лишь ею и дыша.

Но вот, по всем

приметам, Ждет Капа малыша. Любимый прячет очи, Какие уж цветы!

И как-то среди ночи Дает он лататы.

А там, глядишь, и третьей Дудит б одну дуду:

— Другой такой на свете, Ей-богу, не найду!

И льнет к нему Агата:

Он так учтив, так мил… Ах, сколько вам, девчата, Он горя причинил!

В чью ж душу он

с отмычкой Ползет теперь, как вор, Евлампий Черевичка, Матерый ухалсер?

Перевел с белорусского В, Корчагин