Годы:

Смешные истории:

РАБ БОЖИЙ

Иван КОСТЮКОВ

 

Недавно председатель месткома товарищ Ивушкин пригласил меня к себе и, как говорят дипломаты, без всякой преамбулы заявил:

— Вчера обком профсоюза устроил мне страшный суд за развал антирелигиозной работы. Так вот, чтоб мне не пришлось на том свете лизать горячие сковороды за пустые обещания, которые я дал обкому, мы тут посоветовались и решили возложить на тебя святое дело борьбы с предрассудками. Давай действуй!

Тем же вечером я приступил к исполнению указаний товарища Ивушкина. Свои первые шаги по атеистической дорожке я направил к прихожанам церкви «Всех скорбящих радость». Эта церковь была от меня совсем близко.

— Ну как, Агафья Никаноровна, в церкви дела-то идут? — спросил я свою богомольную соседку при встрече.— Все ли скорбящие обретают радость?

— И, какая там радость,— отмахнулась старушка.— Одни слезы да печали. Больше лукавого тешим да грешим, чем молимся. Батюшка-то наш, отец Игнатий, уж дюже крепко к бутылке присосался. Да и насчет всяких амурных дел тоже страшный греховодник!

Тут бабушка Агафья поведала мне такую деталь из жития
отца Игнатия, о которой принято говорить только шепотом и на ушко.

— И вы, темь беспросветная, ходите к распутнику молиться? — начал я увещевать Агафью Никаноровну.

— А куда ж, миленький, деваться-то? Как-никак, а он пастырь господний!..— Бабушка перекрестилась и посмотрела вверх.— Ты лее, господи, небось, сам видишь, какой это пастырь! Ведь видишь же, господи? Так почему не вразумишь его, не поставишь на путь праведный? А ведомо ли тебе, господи, что от него, как от чумы какой, вся паства разбежалась? — И, переведя взгляд с неба на меня, бабушка Агафья добавила:—Православный люд совсем перестал ходить в божий храм!..

Пока бабушка Агафья вела беседу то с богом, то со мной, я пришел к твердому убеждению, что сложившаяся ситуация очень благоприятствует моей работе. Сам отец Игнатий своими непутевыми делами здорово подорвал веру у прихожан.

И я начал рассказывать верующим и неверующим о небо- жественных похождениях отца Игнатия. После одной его ночевки в вытрезвителе мы разделали попа в сатирической стенгазете «Не в бровь, а в глаз». И, наконец, в областной газете я напечатал злую-презлую статью о пастырских художествах.

А еще недели через две я увидел ощутимый итог своей работы. Это было после очередной встречи с бабушкой Агафьей. Старушка была рада-радешенька.

— Спасибо тебе, родненький!—еще издали закричала она.— Сняли-таки греховодника!

clip_image002Я почувствовал себя на седьмом небе. Мне уже слышалась речь председателя месткома товарища Ивушкина, который с трибуны общего собрания говорил обо мне: «Вот как надо искоренять предрассудки!»

От нахлынувшего чувства успешно исполненного долга я готов был обнять добрую -вестницу Агафью Никаноровну. Но сдержался. А только спросил:

— Значит, вы рады?

— Да еще как! На душе прямо-таки великий праздничек! Спасибо тебе!

— Не за что,— говорю.— А вообще-то я тоже рад, что все так получилось. Хватит, отмолились!

— Как это, касатик, отмолились? — Бабушка скрестила руки на груди.— Что значит, хватит? Да мы же теперь только и начинаем! Батюшка в новый хор записывает всех желающих!

— Какой новый хор? Какой батюшка? Агафья Никано- ровна, ведь ты же только что сказала, что батюшку убрали?

— Так убрали какого батюшку? Отца Игнатия! А на его место прислали отца Вениамина. Хороший такой батюшка, молоденький! Голосок, словно ангельский! И ликом похож на херувимчика! Мы все уж так рады, так рады, что и выразить нет сил! Теперь кто и не ходил-то, так опять зачастил в церковь! Еще раз тебе, раб божий, спасибо от всех прихожан, спасибо!..

clip_image003…Что лее я товарищу Ивушкину буду докладывать?