Годы:

Смешные истории:

ОТСТАЛЫЙ КВАС

В. ЕВТУШЕНКО

Никодим Иванович Губов возвращался домой из областного центра. Жара стояла невероятная. В раскаленной «Победе» Губов чувствовал себя, как сом, вытащенный на берег.

Откинувшись на спинку сиденья, он молча страдал от жажды.

На областном совещании он был именинником. Докладчик назвал Суходольский район в числе передовых, «уделяющих повседневное внимание вопросам развития местной промышленности».

Особенно хвалил докладчик подчинявшуюся Губову промартель «Чудо-напиток».

— Эта артель, товарищи,— говорил областной трибун,— освоила производство замечательной пищевой продукции, незаменимого летнего ширпотреба — мятного прохладительного кваса…

«Хорошо бы сейчас этого самого нашего… суходольского кваску!» — мечтательно подумал Губов. «А не заехать ли в промартель? — осенило его.— Почему бы не попробовать кваску на месте? Ишь, герои, освоили и молчат. В области знают, похваливают, а я сижу, как дурак, и в ладони хлопаю… Только надо припомнить, где она расположена, эта самая артель».

— По пути можно завернуть,— сказал шофер.— Возле конторы лесхоза.

…Председатель промартели «Чудо-напиток» Петр Артемович Тимошечкии собирался идти в цех, когда увидел остановившуюся у крыльца конторы «Победу» и самого Никодима Ивановича.

«Что бы это означало? — встревожился председатель.— Не было печали…»

— Привет, дорогой! — сказал, войдя в кабинет, Никодим Иванович.— Так… значит, свирепствуешь тут, дорогой. Слышал, слышал…

— Это вы насчет чего? — тоскливо спросил Тимошеч- кин.

— Ну, ну, не скромничай… о квасе я говорю. Тащи на пробу.

Квас и в самом деле был хорош. Душистый, с приятной кислинкой и, главное, холодный.

— Да вы, оказывается, колдуны. Ишь, чего вытворяете!..— допивая третий стакан, говорил Никодим Иванович.

«Пей, пей да зубы-то не заговаривай,— тревожно думал Тимошечкии.— Уж лучше быстрей бы сказал, зачем пожаловал, в чем вина наша».

Никодим Иванович выпил кваску и поехал себе на здоровье.

«Спасибо» даже сказал.

— Эх, ты!—покачал головой Тимошечкии.— Кваску попил, «спасибо» сказал… Уж я-то знаю, что такое началь
ство. Просто так квасок распивать оно не приезжает. Нет, брат Василий, тут жди грозы с оргвыводами…

Волнение председателя передалось другим работникам. Профком ьровел внеплановое заседание и выделил комиссию, которой поручено было обследовать квасоварный цех.

— Наверняка загвоздка в квасе,— сказал Тимошечкии, инструктируя комиссию.

Комиссия старалась. Она сразу же поставила под сомнение рецептуру кваса и потребовала от мастера дать объяснения.

— Ответ у меня простой,— сказал мастер.— Еще моя бабушка Ниловна слыла мастерицей по части квасов. Уж как она их делала! И с клюквой, и со смородиной, и на меду, и с мятным настоем… А матушка моя все тонкости переняла у нее и мне насоветовала…

— Постой, постой!—ахнули проверяющие.— Выходит, ты делаешь квас без научных обоснований?

— Да люди-то пьют и хвалят. А спрос какой? На триста декалитров увеличение…

Но комиссия решительно отклонила оправдания мастера и доложила обо всем председателю промартели.

Петр Артемович срочно собрал заседание правления. Мастера квасоварного цеха сняли. Изготовление кваса по рецепту бабушки Ниловны запретили.

Спустя неделю Тимошечкина вызвали в райисполком. Возвратился он в контору часа через три.

— Строгий выговор,— сказал он бухгалтеру.— За то, что квас перестали делать. Скажи, Василий, мог ли я подумать, что Никодим Иванович приехал просто кваску попить? Нет, не мог. Уж я был уверен, что строгача не миновать.

— Вот и не миновали,— вздохнул Василий.