Годы:

Смешные истории:

ОЧАРОВАТЕЛЬНЫЙ ПУСТЯЧОК

Вл. ПАНКОВ

 

Мы с Санькой так насобачились выделывать всевозможные трюки и фокусы с валяной обувью, что друзья стали уговаривать нас бросить работу на стройке и попытать счастья непосредственно в сфере искусства.

— С таким талантом — и батареи центрального отопления ставить? — уговаривали нас друзья.— У других, понимаешь, и поменьше таланту, а не ставят. В искусстве процветают…

Нам повезло. Шел смотр самодеятельности строителей, где просеивались таланты.

— Какой у вас жанр? — спросили нас, когда мы пришли записываться.

— Жанр? А что это? — переглянулись мы.

— Ну, вы что делаете: поете или танцуете?

— Какое…— смутились мы.— Петь — талант нужен, а мы валяной обувью перекидываемся…

— Ладно, запишем, что у вас оригинальный жанр, а там видно будет…

Вышли мы с Санькой на сцену, стесняемся. Опять же в валенках, неудобно как-то…

Народ, что на просмотре был, хохочет. Мы с ноги на ногу переминаемся, ждем, значит, когда рояль вдарит…

Я было уж совсем к публике привыкать стал, а Саньку нервы прихватпли и не отпускают. Повернулся даже, чтоб со сцены бежать.

— Стой,— шепчу я ему сквозь зубы,— еще ж рояль не вдарил…

А Санька, как лунатик, сам за себя не отвечает, себя не чувствует. Зал над ним со смеху заходится, носовые платки в ход пошли.

Но как только музыка появилась, Санька отошел малость. Повеселел даже. Оттянул он ногу немного назад — да как швырнет свой валенок ко мне прямо с ноги. Валенок большой, на три номера больше…

А пока Санькин валенок до меня путь держит, я времени даром не теряю и отбрасываю Саньке свой валенок, а ногу освобождаю для приема… В этот момент как раз Санькин
валенок поспевает и точненько надевается ко мне на босу ножку. В носке, конечно.

Зал отчаянно ухает и начинает заливаться хохотом на разные голоса. Впереди жюри басками гугукает, посередке нормальная публика повизгивает, а на галерке безбилетные школьники прямо-таки икают от смеха без особого стеснения.

Это нас порядочно подбодрило, и мы уже вроде не в таком стеснении начинаем упражнения усложнять. То есть пока наши валенки туда-сюда планируют, мы газетки из карманов достаем, разворачиваем, почитываем… Причем все это как бы в полной меланхолии, с максимальным равнодушием к непосредственной работе.

Ну, понятно, это публику подстегивает еще больше и разжигает просто-таки до биса.

Один из зала предположение высказывает:

— Небось, с магнитом валенки-то?

Мы усмехаемся.

— Сам ты с магнитом! Не видишь — искусство? Ловкость ног — и никакого мошенства. Просто не каждому дано…

— Да, сила,— говорят специалисты из жюри,— блеск! Очаровательный номер!

Короче, нас отбирают. На заключительный смотр, что ли… На обсуждение приглашают — чин чином. Ласково улыбаются, интерес проявляют: как, мол, это вам в голову-то пришло?

— Да на стройке… Бывает, не завезут цемент, делать нечего, вот мы и совершенствуемся…

Тут какой-то бровастый дядек с дальнозорким прищуром вдруг покашливать начал.

— Н-да,— говорит,— хм-хм… Номер-то, он… хм-хм… очаровательный, конечно, но, как бы выразиться… хм-хм… пустячок очаровательный, вот что.

— Это верно,— вздыхает тут тетечка с белым воротничком.— О чем номер? Ни о чем. Где подкладка? Нет подкладки.

— А может, придать номеру сатирическую окраску, и дело с концом? — предлагает какой-то молодой, весь в замше.— Скажем, «Два лентяя» — сценка на стройке, а? Жалко такую прелесть браковать.

— Кто лентяи? — поднимается суровый Саня.

— Это не о вас,— ласково улыбается ему замшевый,— это — обобщение.

— А не слишком ли обобщим? — опять привязывается бровастый.

— Есть мысль! — поднимает руку белый воротничок,— Новый танец «Валенки-валенки», якобы созданный коллективом какого-нибудь неотапливаемого клуба.

— Ну знаете!..—волнуется бровач.— Это уж совсем сатира…

— А если подать как юмор? — не унимается молодой в замше.— Танцевальная сценка «Танец сторожей». Представляете, ночью, при луне…

— Знаете, мне кажется, что валенки на сцене создают какую-то лапотную атмосферу,— еле слышно произносит с другого конца старушка с морщинами древнего дворянского рода.— Создается ложное впечатление, будто у нас весь народ ходит в валенках…

— Так добавить к валенкам кордебалет из девушек в легких туфельках,— напирает замшевый.

— Да, но у нас могут спросить: при чем здесь девушки?

— Ну, оправдать это уж легко. Например, большой театрализованный номер «Молодежная свадьба», на которой два гримированных старичка танцуют в валенках.

В общем, что долго рассказывать. На заключительном смотре мы получили с Санькой первый приз.

— Конечно, исполнительского мастерства вам пока не хватает,— поздравляя нас, радушно говорил бровач, председатель,— профессиональных навыков маловато, но тема искупает все… Да, кстати, на вашем месте я бы немедленно убрал эти валенки. Они снижают звучание высокой темы.

Мы послушались совета и с валенок перешли на хромовые сапоги. Но пока у нас ничего не получается, хотя тренируемся мы усиленно…