Годы:

Смешные истории:

НА УДОЧКУ С КРАБОМ

Алексей ХОДАНОВ

Бухгалтер Вера Семеновна появилась как-то под руку с бравым молодцем. Молодец был гренадерского роста, с ослепительной улыбкой и добрыми, мягкими глазами. На голове у него красовалась овеянная морскими ветрами капитанская фуражка с крабом.

— Вот встретила хорошего человека,— потупившись, сообщила Вера Семеновна знакомым.— Замуж выхожу… Владимир Иванович, между прочим, знаменитый китобой!

— Фамилия-то у него какая? — поинтересовались знакомые.— Может, и читали в газетах.

— Гм…— замялась Вера Семеновна. — Действительно, Владимир, какая у вас фамилия?

Знаменитый китобой застенчиво улыбнулся.

— Разве в фамилии дело? Зовите меня просто Вовой.

На вечерних рандеву жених рассказывал о штормах, коралловых рифах и, естественно, о китах.

— Ус у них большой. Китовый. И ростом они разные. Помнится, близ Кейптауна загарпунил я двоих…

Вскоре китобой окончательно переселился к Вере Семеновне. Со всем своим скарбом: домашними туфлями, зубной щеткой и старинной шпагой с надписью «Толедо».

— О, эта шпага! — воскликнул он, поцеловав эфес.— Ее
подарил мне индийский принц. Несчастный погибал среди акул в Индийском океане, а я тут как тут…

Жених с сожалением посмотрел на свой потрепанный костюм и добавил:

— Перевод я получить должен. Три тысячи. И все не шлют. Бюрократы. Вчера пробовал душить кассира — не помогло. Костюм купить надо. Грешно носить шпагу при таком костюме.

Вера Семеновна понимающе кивнула и выложила деньги на бочку.

Получив триста рублей, китобой вышел на улицу, где и повстречал заведующую химчисткой Аглаю Никифоро-вну.

— Розы,— сказал он, приподняв капитанскую фуражку с крабом.— Такая женщина, как вы, любит розы, Нептун меня побери! Подождите на углу.

Потом китобой куда-то исчез, но вскоре появился с огромным букетом роз.

— Я человек прямой,— начал китобой.— Сказал — загарпунил. Свяжемся морским узлом, а?

— А я женщина честная,— обиделась Аглая Никифоровна.— Я только через загс свяжусь.

— Ну загс так загс,— вздохнул китобой.— Пошли.

Вера Семеновна была забыта. В утешение ей остались домашние туфли, зубная щетка и старинная шпага с надписью «Толедо».

Через пару дней Владимир повел свою новую супругу на Ленинский проспект.

— Видишь этот дредноут? — показал он на только что отстроенный дом.-—А теперь посмотри на шесть иллюминаторов, что на третьем этаже. Это наша каюта. А сейчас дай мне немножко денег — мастику купить, пол натереть. Четыре тысячи завтра получу: сегодня недосуг.

Китобой вернулся домой под утро. Вошел в комнату, едва волоча ноги, и озабоченно сказал:

— Уезжаю в Ригу. Зачем? Военно-морская тайна. Спецзадание, связанное с китами. Дай пока рублей сто. Вернусь—? получим наши пять тысяч.

Вместо Риги капитан прибыл на пригородную станцию Колшево. Разыскал нужный дом, радостно ворвался в квартиру и, стиснув могучими руками двух стариков, просто сказал:

— А вот и я.

— То есть к-как я? — ахнули старики.

— Да это лее я! Я ваш сынок Вовик.

— К-какой… Вовик? — изумились старики.

Тогда китобой выхватил из кармана свой паспорт и показал штамп регистрации брака.

— А разве не может быть сыном муж вашей любимой племянницы Аглаи Никифоровны? Я ведь прошу немного — только пятьсот. Сами понимаете: мебель, такси, медовый месяц…

Старики торопливо выложили из заветного места пятьсот рублей, и капитан благополучно отбыл в неизвестном направлении.

Больше знаменитого китобоя никто не видел.

Вера Семеновна и Аглая Никифоровна долго плакали. Выплакавшись, они писали письма во все китобойные флотилии. Безуспешно. Капитан как в воду канул.

Сведения о рейсах этого морского волка, впрочем, начали потихоньку просачиваться в милицию. Биография морского волка оказалась отнюдь не морской, но волчьей.

В сорок первом он поступил в балет. Потом стал бродяжничать. Время от времени поворовывал и коротал дни в специальных местах. Потом купил капитанскую фуражку с крабом и ушел на жениховские промыслы.

Он весь как на ладони, этот универсальный альфонс. И просто диву даешься, как на удочку с тухлым крабом на крючке могли клюнуть отдельные легковерные гражданки.