Годы:

Смешные истории:

МЫ ЖДАЛИ ИХ

А. КУЧДЕВ

 

Мы с другом стояли на площади под фонарем, дожидаясь своих дам, а дамы запаздывали. Мороз был градусов сто. Рядом стояла очередь. Они дожидались такси, эти люди.

Справа был Большой театр, за спиной — Малый. Такси ехали мимо.

— Обед!

— Заказной!

— Шабаш!

— На Ваганьковское никого? Ха-хо-хо-ррр!

— В Шереметьево! Червонец сверху!

Текли по морозу фрегаты под зеленым пиратским флагом в шашечную клетку. Наши подруги запаздывали.

В очереди на такси первым не выдержало лицо духовное: человек с рясой из-под драпового макси-пальто и в галошах. Он бросился под черную «Волгу» с желтыми фонарями. Завизжали тормоза. Расширились зрачки у Островского на чугунном кресле перед Малым.

— Вам куда? — спросила глазастая «Волга».

— К Елоховской…

— Садись.

Кормовые огни осветили очередь кровавым рубиновым огнем.

Очень легко одетых молодых людей — он и она, явно не венчаны — поступок духовного лица вдохновил. Они легли под машину с надписью «Связь».

— У меня «пикап»,— сказала «Связь».— Полезете?

— Еще бы! — Невенчанные исчезли в чреве «пикапа» среди вечерней корреспонденции.

Одинокий интеллигент, писатель, человек аскетической жизни, уехал на автомобиле с надписью «Мясо».

Женщину с цыганскими глазами унес в ночь спецтранс- порт «Живая рыба».

Наших дам, пардон, все не было.

Подошла «Скорая». Туда поместилась веселая компания с гитарой и откупоренной еодкой.

— Трогай, милай!—булькнул забубенный голос…

Рассасывалась очередь. Осталась одна гоп-компания и

приезжий, с порядками вовсе не знакомый. Он пригорюнился на чемоданчике.

Гоп-компании ждать надоело. Свистнул их заводила тугим ременным свистом, и умчались они на знаменитых конях с фронтона Большого театра.

Оскудел архитектурный ансамбль.

Подошла машина. «Пикапчик», весь разрисованный розанами и пузанчиками-ангелочками. Распахнулись дверцы его кузовочка, разорвав славянскую вязь надписи «ПИРОЖНЫЕ ПИРОЖКИ», и с противней, выложенных обливными эклерами, выпорхнули к нам наши дамы, сияя улыбками.

Теплее стало на земле, теплее стало на площади: справа Большой театр, за спиной — Малый. А рядом, застыв от мороза, дремал на чемоданчике приезжий, с порядками вовсе не знакомый. Ему снились фрегаты под зеленым пиратским флагом в шашечную клеточку…