Годы:

Смешные истории:

КОНСУЛЬТАЦИЯ

Георгий ЛАНДАУ

Началось с того, что начальник постройки научно-исследовательского института пригласил для консультации профессора.

В подвале дома, назначенного на сломку, оказалась вода: откуда? В подвалах соседних домов было сухо; в буровых скважинах, заложенных вокруг дома, воды также не было. Это была загадка.

— Не будем ломать голову,— сказал, наконец, начальник постройки, обращаясь к своему старшему инженеру Синицыну.— Позовем для консультации профессора. Там, где мы с вами тычемся, как щенята, откуда вода,— для него это будет просто и ясно.

Профессор потер тонкими пальцами подбородок.

— Я помню подобный случай около озера Файр Лейк — в Америке.

Начальник постройки красноречиво взглянул на выцветшего сразу Синицына. «Хорошо, что я сам ему предложил за консультацию три, а не две тысячи,— наспех подумал он,— пусть одна тысяча лишняя».

— На время постройки я им рекомендовал замораживание грунта. Вам я рекомендую то же, товарищ Синицын.

— Замораживание? — ежась, спросил начальник постройки.— Но ведь это… отразится на смете?

— Конечно.

— Так, значит, как же, профессор? Вы подозреваете, что между Патриаршим прудом и подвалом есть связь? Подземное сообщение?

— Я полагаю. Узкая жила, не схваченная вашими скважинами. Разумеется, я говорю это только на основании представленных мне данных и более чем общих соображений о характере окружающей местности. До окончательного заключения мне придется провести весьма солидную работу по руководству специальной изыскательской группой.

— Конечно, конечно,— не вполне отдавая себе отчет в собственных чувствах, сказал начальник постройки.— Товарищ Синицын!

•— Слушаю! — откликнулся инженер.

— Товарищ Синицын… Вы подробно договоритесь обо всем с профессором, чтобы была полная картина: какими способами, во что это обойдется… Пару сот тысяч будет достаточно?— спросил он, просительно глядя на профессора.

— Пару сотен? — Профессор поплыл глазами по потолку.—Мне несколько трудно ориентироваться в наших экономических измерителях. Пару сот…

Он потер свой высокий лоб.

— Пару-другую сотен? — деликатно облегчил начальник работ.

— Я вам отвечу, пользуясь укрупненными показателями,— кивнул головой профессор.— Сейчас… Нормальная холодильная установка… или, позвольте, нам можно применить цементизацию…

— Да кто там ко мне лезет! — закричал начальник постройки,—Закройте, говорю, дверь… Товарищ Синицын! Не откажите: какого там черта-дьявола?.. Простите, профессор… Тебе чего надо?!

Вошедший, или, скорее, втершийся, человек был упрямый старик низкого роста с ощерившимся отставшей подошвой валенком.

— Вы меня кликали? — спросил он.—Не вы, а вот этот, лохматый.— Он показал на Синицына.— Кликал меня али нет? —строго прикрикнул он.— Я Гречишкин.

Профессор с болезненным видом прервал расчеты.

— Послушай,— сказал начальник постройки, сознательно отметая слова, которые бы он употребил без профессора.— Иди ты, старичок…

— Пойду! —сказал старичок.— Пойду… Только ты у меня набегаешься!

Он возбужденно хмыкнул. Присутствующие были озадачены.

— Курьезный тип,— улыбнулся, снимая пенсне, профессор.— Но в общем, суммируя произведенную мозговую работу,— сказал он,— трехсот тысяч хватит.

— На что хватит? — подозрительно спросил его старик в валенках.

— За триста тысяч,— не примечая старика, качнул головой профессор,— приток воды в ваш подвал прекратить можно.

— Можно? — Старик критически наклонил набок голову и прищурился.

— Послушай,— начал опять начальник.— Ты видишь…

— Погодь, погодь,— отгородился от него рукою старик.— Ты меня такими словами не обкладывай: ты материалист, и я материалист; слово за слово. Тот, лохматый, меня зачем кликал?

Слово «лохматый» было неприятно старшему инженеру, но ему что-то подсказывало, что у старика было чем заплатить за вольность. Поэтому он выступил и сказал:

— Мне соседний дворник говорил, что товарищ Гречишкин— старожил и потому может быть нам полезен…

— Во-во-во,— подтвердил старик.— Насчет дырки.

— Какой дырки? — стесняясь перед профессором всей этой комедии, спросил начальник постройки.

— Насчет той самой. Через какую вода в этот подвал тикет. Да.

Профессор махнул рукой.

— Что ж это за дырка? — юмористически поглядев на профессора, спросил начальник постройки.

— Что за дырка?.. А тебе даром сказать? — Старик покачал наискось головой, выражая удивление, что его считали способным на такую наивность,—Вы вон тому гражданину сколько за совет дали? — Он показал на профессора.

Профессор принужденно засмеялся.

— Ну вот что,— переходя на серьезный тон, хмурясь, сказал начальник постройки,— ты глупостей здесь не городи. Можешь что-нибудь дельное сказать,— говори. Не можешь…

Старик не спешил.

— Как это так — дельное? Воду вам надо из подвала угнать? Платите деньги… Мы тоже вон с ними не зря в этих делах башками мерекаем, — Он сделал движение, чтобы привлечь на свою сторону профессора.— Нам обоим, чай, деньги нужны.

— Ладно… Говори, тебя не обидят. Не лавочка.

Старик посмотрел на пол.

— Случай-то такой редкий… Да и прижимать вас очень" не хочется.—Он почесал лысину.— Десяти рублей не много с вас будет? — Он неожиданно вскинул голову, чтобы ухватить произведенный эффект.— Менее не возьму: хотите — стройтесь, хотите — нет.

В доказательство своей непреклонности он надел шапку.

— Будь добр, товарищ Синицын,— устало попросил начальник своего инженера,— поговори с ним в другой комнате. Нам с профессором некогда.

— Не знаю, куда десять рублей отнести, товарищ Синицын,— нервно сказал бухгалтер.

— Какие еще десять рублей?

— По счету какого-то там Гре… Гречишкина. Пишет-то как: разобрать ничего нельзя.

— Гречишкина? — Старший инженер повернулся на стуле.— Гречишкина? На выгребную яму.

Он открыл папку и посмотрел на подшитый к смете листок: «Раскопка старой выгребной ямы, очистка ее от песку и строительного мусора и обратная ее засыпка с утрамбовкой глиной».

— Так бы и бились, если б не старый черт: дождевая вода через яму в подвалы просачивалась.

— А-а,— сказал бухгалтер.— Он меня еще чем сбил?..

Бухгалтер поднес ближе счет.

— Видите: «Десять рублей за кон…стул…станцию… Сполна получил Гречишкин». Я их на консультацию сперва и отнес. А потом гляжу: там уже есть три тысячи на профессора. Ну, как-то рядом неловко… Да у нас и без того по этой статье много выходит.