Годы:

Смешные истории:

1963

ОЧАРОВАТЕЛЬНЫЙ ПУСТЯЧОК

Вл. ПАНКОВ

 

Мы с Санькой так насобачились выделывать всевозможные трюки и фокусы с валяной обувью, что друзья стали уговаривать нас бросить работу на стройке и попытать счастья непосредственно в сфере искусства.

— С таким талантом — и батареи центрального отопления ставить? — уговаривали нас друзья.— У других, понимаешь, и поменьше таланту, а не ставят. В искусстве процветают…

Нам повезло. Шел смотр самодеятельности строителей, где просеивались таланты.

Читать далее

ТОВАРИЩ ЗОНТИКОВ

Александр РАСКИН

 

Товарищ Зонтиков… Такого Мы все встречали, и не раз Товарищ Зонтиков… Легко вы Его припомните сейчас.

Когда вельможа — чин районный — Забыл советские законы:

— Я сам себе авторитет! —

Мы можем утверждать без риска, Что наш знакомый где-то близко… Ба! Сколько зим и сколько лет! Товарищ Зонтиков! Привет!

Как хорошо там, где вас нет!

Когда у зава-семьянина В отделе просто именины:

Жена, племянник, теща, дед,—

Читать далее

ДРУГ ДЕТСТВА

Александр РЕМЕЗОВ

Все началось с газеты. С вечерней московской газеты, каким-то чудом очутившейся в магазине далекого городка, в котором жил Петр Васильевич.

Утром, как обычно, Петр Васильевич зашел за папиросами и тут, прямо на прилавке, обнаружил столичную гостью. Это была далеко не новая газета, но, поскольку вести в городок всегда приходили с большим опозданием, Петр Васильевич незамедлительно углубился в чтение. Читать газеты он любил.

Читать далее

ЕЕ НЕ ПРОВЕДЕШЬ…

Сейфеддин ДАГЛЫ

 

— И где ты только пропадаешь?!

— Пора бы знать.

— Да-да, конечно, на собрании был?

— Где же я еще мог быть?

— Бедненький! Ну, например, в парке, в кино. Мало ли у тебя знакомых женщин…

— Ради бога, перестань, не клевещи на меня! Дай лучше поесть!

— Пусть тебя кормит та, с которой…

— Тише! Дети услышат!

Читать далее

ОТСТАЛЫЙ КВАС

В. ЕВТУШЕНКО

Никодим Иванович Губов возвращался домой из областного центра. Жара стояла невероятная. В раскаленной «Победе» Губов чувствовал себя, как сом, вытащенный на берег.

Откинувшись на спинку сиденья, он молча страдал от жажды.

На областном совещании он был именинником. Докладчик назвал Суходольский район в числе передовых, «уделяющих повседневное внимание вопросам развития местной промышленности».

Особенно хвалил докладчик подчинявшуюся Губову промартель «Чудо-напиток».

— Эта артель, товарищи,— говорил областной трибун,— освоила производство замечательной пищевой продукции, незаменимого летнего ширпотреба — мятного прохладительного кваса…

«Хорошо бы сейчас этого самого нашего… суходольского кваску!» — мечтательно подумал Губов. «А не заехать ли в промартель? — осенило его.— Почему бы не попробовать кваску на месте? Ишь, герои, освоили и молчат. В области знают, похваливают, а я сижу, как дурак, и в ладони хлопаю… Только надо припомнить, где она расположена, эта самая артель».

— По пути можно завернуть,— сказал шофер.— Возле конторы лесхоза.

…Председатель промартели «Чудо-напиток» Петр Артемович Тимошечкии собирался идти в цех, когда увидел остановившуюся у крыльца конторы «Победу» и самого Никодима Ивановича.

«Что бы это означало? — встревожился председатель.— Не было печали…»

— Привет, дорогой! — сказал, войдя в кабинет, Никодим Иванович.— Так… значит, свирепствуешь тут, дорогой. Слышал, слышал…

— Это вы насчет чего? — тоскливо спросил Тимошеч- кин.

— Ну, ну, не скромничай… о квасе я говорю. Тащи на пробу.

Квас и в самом деле был хорош. Душистый, с приятной кислинкой и, главное, холодный.

— Да вы, оказывается, колдуны. Ишь, чего вытворяете!..— допивая третий стакан, говорил Никодим Иванович.

«Пей, пей да зубы-то не заговаривай,— тревожно думал Тимошечкии.— Уж лучше быстрей бы сказал, зачем пожаловал, в чем вина наша».

Никодим Иванович выпил кваску и поехал себе на здоровье.

«Спасибо» даже сказал.

— Эх, ты!—покачал головой Тимошечкии.— Кваску попил, «спасибо» сказал… Уж я-то знаю, что такое началь
ство. Просто так квасок распивать оно не приезжает. Нет, брат Василий, тут жди грозы с оргвыводами…

Волнение председателя передалось другим работникам. Профком ьровел внеплановое заседание и выделил комиссию, которой поручено было обследовать квасоварный цех.

— Наверняка загвоздка в квасе,— сказал Тимошечкии, инструктируя комиссию.

Комиссия старалась. Она сразу же поставила под сомнение рецептуру кваса и потребовала от мастера дать объяснения.

— Ответ у меня простой,— сказал мастер.— Еще моя бабушка Ниловна слыла мастерицей по части квасов. Уж как она их делала! И с клюквой, и со смородиной, и на меду, и с мятным настоем… А матушка моя все тонкости переняла у нее и мне насоветовала…

— Постой, постой!—ахнули проверяющие.— Выходит, ты делаешь квас без научных обоснований?

— Да люди-то пьют и хвалят. А спрос какой? На триста декалитров увеличение…

Но комиссия решительно отклонила оправдания мастера и доложила обо всем председателю промартели.

Петр Артемович срочно собрал заседание правления. Мастера квасоварного цеха сняли. Изготовление кваса по рецепту бабушки Ниловны запретили.

Спустя неделю Тимошечкина вызвали в райисполком. Возвратился он в контору часа через три.

— Строгий выговор,— сказал он бухгалтеру.— За то, что квас перестали делать. Скажи, Василий, мог ли я подумать, что Никодим Иванович приехал просто кваску попить? Нет, не мог. Уж я был уверен, что строгача не миновать.

— Вот и не миновали,— вздохнул Василий.

ОТРЫВКИ ИЗ НЕНАПИСАННОГО

Эмиль КРОТКИЙ

Вечеру:

— Ты плетешься за мной!

— Нет,— отвечал Вечер,— я иду впереди Завтрашнего дня.

Кто работает на совесть, а кто и на других заказчиков.

Он не мог расстаться с ней в дни ссор: зуб не рвут тогда, когда он болит. А когда наступало примирение, расставаться уже не хотелось: нет смысла рвать зуб, когда он перестал болеть.

Ледниковый период прошел. Наступил период холо- дильниковый.

Нарушение моды королями становится модой для их подданных.

Притихшая, с обручальным кольцом на пальце, она походила на окольцованную птицу.

Гости сидели до тех пор, пока не вышли на пенсию.

Читать далее

АНТОН СЕРГЕЕВИЧ СТАНОВИТСЯ ВЕЖЛИВЫМ

Вит. АЛЕНИН

Нет, что ни говорите, а характер у Антона Сергеевича, прямо скажем, не ангельский. Тяжелый характер.

Едет, к примеру, Антон Сергеевич в троллейбусе. Кругом люди. И разговаривают они, естественно, на волнующие их
темы. Один полный гражданин с печалыо информирует знакомого о том, что врачи нашли у него пониженную кислотность. При этом он делает огорчительный жест рукой и случайно задевает Антона Сергеевича.

Читать далее

«ВЕЛИКОМУЧЕНИК» МОТЕ

Иозас БУЛОТА

Мотеюс Слункис — колхозная молодежь называла его просто Моте — сидел на краю канавы в глубоком раздумье. Разве это жизнь? У всех дяди как дяди, а у него — настоятель костела, да еще где — в Чикаго!

Когда мать получила первое письмо от американского дяди, Моте даже обрадовался: посыплются посылки, можно будет наплевать и на работу в колхозе и на опостылевшую учебу. Да где там! Уже в следующем письме старик писал, что собирается завещать свое богатство «Обществу старых дев». Правда, в конце письма дядя сообщал: «Если мой племянник Моте пойдет по духовной линии, то часть наследства перейдет к нему».

Читать далее

ОПАСНАЯ МЫСЛЬ

Александр ЛАЦИС

Откуда взялся писатель Триптих, точно неизвестно. Говорят, что раньше он служил в граммофонном отделе универмага.

Последнее время Триптиху не по себе.

Многие лета на обсуждениях, дискуссиях, юбилеях Триптих выступал по своей испытанной системе.

Читать далее