Годы:

Смешные истории:

1947

БАРХАТНАЯ ДОРОЖКА

Арк. ВАСИЛЬЕВ

Зрение у Пчелкина было превосходное. Но как только его назначили заместителем управляющего, он купил очки, такие же, как у самого управляющего товарища Волкова.

Оставаясь один в своем кабинете, он снимал очкп, а если кто-нибудь, войдя без доклада, заставал его без них, он торопливо доставал из жилетного кармана кусочек замши и начинал старательно протирать стекла.

Читать далее

БЛОХОИСКАТЕЛЬ ВАСЮК

Илья СЕЛЬВИНСКИЙ

Среди граждан Советского Союза, живущих высокими духовными интересами, есть и такой: Васюк, Николай Иваныч.

Анкетой его мы заниматься не будем, скажем только, что служит он младшим экономистом в одном из московских учреждений. Но это не главное в его жизни, и теперь вы поймете, почему нас не может интересовать такая сухая вещь, как анкета. Главное в этом человеке — неутолимая, неистребимая любовь к искусству. Точнее, к литературе. Еще точнее, к поэзии. Не успеет Васюк прийти с работы домой, как тут же садится за стол и, вдохновенно ткнув перо в чернильницу, пишет, пишет, пишет.

Читать далее

КИТЫ И ПЛОТВА

Александр БЕЗЫМЕНСКИЙ

 

За многотомными спесивыми китами Плыла литературная плотва.

Киты смотрели темными глазами И говорили строгие слова О том, что некогда возиться им с плотвою, Со всякой мелочью литературных вод, Что мелких рыб количество такое В святилище бессмертных

не войдет.

Читать далее

НОРМЫ ДЛЯ ПРОФОРМЫ

Вл. МАСС, Мих. ЧЕРВИНСКИЙ

 

Ждать, казалось,

бесполезно, Мы сидим — его все нет. Вдруг он вышел и любезно Пригласил нас в кабинет.

Он нас принял очень мило. Закурил, потом сказал:

— Значит, вы

из «Крокодила»? Да, знакомый мне

журнал!

Читать далее

ОПЛОШНОСТЬ

Наш колхоз по телефону Извещал он всякий раз: «Дескать, езжу по району, Буду, значит, и у вас.

Надо встретиться

с народом, Разузнать про все дела. Говорят, что много меду Ваша пасека дала…»

Говорил он веско, четко И кончал, бывало, так,

Что яичница и водка —

Это тоже важный факт.

Пить он мог и днем

и ночью — Не за свой, конечно, счет.

А еще любил он очень, Чтобы был ему почет,

Чтоб у нас его встречали Честь по чести у двора,

А как выпьет, чтоб качали И кричали бы «ура».

Эта вещь — уж будь

надежен! — Не знакома все была.

Но одна оплошность все же И у нас произошла.

Не смекнули мы вначале, Не сумели оценить:

Мы качать его качали,

Но… забыли уронить!